Людоед на троне. Как Центральная Африка стала самым опасным местом на земле


Людоед на троне. Как Центральная Африка стала самым опасным местом на земле

История Центральноафриканской Республики не менее печальная, чем её настоящее, — это та самая страна, где правил настоящий людоед — Жан Бокасса, объявивший себя в этой бывшей колонии Франции ни много ни мало императором всей Африки. Любимой шуткой диктатора было пригласить на торжественный обед какого-нибудь посла европейской страны, а затем — как бы между делом — небрежно поинтересоваться:
— Ну и как вам рёбрышки бывшего министра торговли? Кажется, что покойный и при жизни был немного жестковат?
А потом наблюдать, как цивилизованный европеец медленно сходит с ума, пытаясь подавить приступы рвоты — все знали, что Бокасса не шутил и его холодильник действительно был забит свежей человечиной…Но Бокасса появился в этой стране вовсе не сам по себе.
Африканский Наполеон
Когда в эту часть Африки пришли французские колонизаторы, их встретили как настоящих спасителей — в течение многих лет местные племена гбайя отбивались от мусульманских работорговцев из Судана, открывших бесперебойный канал поставки тогдашнего «чёрного золота» на рынки Османской империи.
Французы, основавшие здесь колонию с красивым названием Убанги-Шари, разогнали суданских рейдеров, но затем и сами стали регулярно жечь деревни местных племён, никак не желавших оставлять скотоводство и становиться шахтёрами в местных рудниках — как выяснилось, главной ценностью Африки были вовсе не люди, а полезные ископаемые.
Восстания в Убанги-Шари вспыхивали с пугающей регулярностью, и когда в Париже подсчитали баланс, то решили, что все прибыли от прямого владения африканскими колониями никак не окупают тех колоссальных затрат на превращение выжженной солнцем саванны с дикарями в обычную французскую провинцию. В итоге Париж в августе 1960 года без особых сомнений и сожалений избавился от колонии Убанги-Шари, переведя «независимую Центральноафриканскую Республику» (ЦАР) на режим «доверительного управления» — проще говоря, у власти остаётся тот местный вождь, кто больше всех платит французам.
Именно таким и был бравый французский старший сержант Жан-Бедель Бокасса, который благодаря своему двоюродному брату Давиду Дако, первому президенту ЦАР, стал в независимой республике полковником и начштаба армии.
Правление Дако продолжалось шесть лет, после чего Бокасса, свергнув братца, сам объявил себя не просто президентом, а новым императором.
Лучшие европейские фирмы мастерили корону, украшенную двумя тысячами бриллиантов, — на её создание ушла четверть годового экспортного дохода страны. Также был изготовлен золотой трон в форме сидящего орла весом в две тонны.
Было закуплено более 100 лимузинов для иностранных гостей и 130 белых арабских скакунов для личной гвардии Бокассы. Церемониал во многих деталях копировал коронацию Наполеона I, которого новоявленный император считал образцом для подражания.
Правил Бокасса 13 лет, ввергнув страну в такую тотальную разруху и нищету, по сравнению с которыми времена колониального гнёта казались «золотым веком». Словно издеваясь над подданными, в 1970 году Бокасса принял ислам и даже короновал себя как «халиф Салах-эд-дин Ахмед» — хотя в те времена количество мусульман в стране не превышало и 10 процентов.
Впрочем, показная религиозность ничуть не мешала Бокассе устраивать банкеты со стейками из человечины — всё строго по языческим обычаям африканцев.
Конечно, поначалу Париж пришёл в ужас от такого дикаря на троне — более того, французские спецслужбы предприняли несколько попыток устранить явно невменяемого правителя. Но Бокасса сумел успокоить бывшую метрополию, предоставив французским компаниям режим наибольшего благоприятствования в сфере добычи различных ископаемых. И Бокасса немедленно был объявлен лучшим другом президента Валери Жискар д’Эстена и практически оплотом африканской демократии (а на гастрономические привычки «халифа-императора» Париж махнул рукой: дескать, у всех халифов свои причуды).
Кстати, привечали Бокассу не только в Париже, но и в СССР, где он с успехом исполнял роль «борца против колониализма». Бывший главный кремлёвский врач Евгений Чазов вспоминал, что, когда Бокасса в 1970 году проходил лечение в Москве, он полюбил русскую еду и попросил откомандировать с ним советского повара. Как-то повар обнаружил на президентской кухне в холодильнике человеческое мясо и в ужасе бежал в посольство.
Тем не менее французы держали Бокассу на коротком поводке: когда в 1979 году поехавший крышей от ощущения абсолютной безнаказанности «халиф» решил отдать месторождения урана не французам, а ливийскому диктатору Каддафи, в Париже тут же объявили о начале процесса «демократических преобразований». В столицу ЦАР — город Банги — на ударных вертолётах прибыла группа опытных «демократизаторов» из Иностранного легиона, которые за один день свергли новоявленного «халифа» и вернули в президентское кресло Давида Дако, которого его братец-людоед почему-то так и не решился пустить на колбасу.
Наследники Бокассы
После этого в ЦАР установились относительная стабильность и спокойствие — французские компании выкачивали из страны нефть, уран и алмазы, а африканские вожди и царьки малой кровью свергали друг друга, претендуя на золотой трон в Банги. Но уже на рубеже тысячелетий в стране вспыхнула небольшая гражданская война.
Всё началось с того, что в 1993 году к власти после серии переворотов пришёл некто Анж-Феликс Патассе — бывший премьер-министр в правительстве Бокассы, который объявил о начале демократизации страны.
Патассе при полном благословении Франции правил страной более семи лет, пока в 2001 году против президента не поднял мятеж сам начальник Генштаба вооружённых сил Центральноафриканской Республики генерал Франсуа Янгувонда Бозизе.
Момент был выбран как нельзя кстати: как раз в это время французский президент Жак Ширак, стремительно терявший популярность у французов, был занят подготовкой к новым выборам, а также старался не допустить втягивания Франции в войну США в Афганистане. Словом, Париж при президенте Патассе совершенно расслабился и перестал обращать внимание на дела в бывших колониях.
Однако Патассе недаром слыл политическим тяжеловесом — вопреки национальной традиции, он не захотел свергаться. Более того, верные ему войска подавили мятеж генерала Бозизе. В столице более пяти дней шли ожесточённые бои с применением танков и авиации, превратившие центр Банги в натуральные руины. В итоге генерал Бозизе со своими сторонниками были вынуждены бежать на север страны — в сторону Чада.
Но и генерал был упёртым воякой. В стране более двух лет тлела гражданская война, окончательно добившая экономику ЦАР.
Тем не менее Бозизе добился своего: в 2003 году его войска взяли столицу — причём в тот самый момент, когда президент Патассе находился в соседнем Нигере на саммите Организации стран зоны Сахеля. Но и на этом война не кончилась. В итоге в страну были введены миротворцы ООН, организовавшие первые за много лет президентские выборы, на которых с минимальным преимуществом победил генерал Бозизе.
Успех вскружил голову генералу, и он начал восстанавливать «империю», или «халифат» Бокассы. И начал он с указа о реабилитации людоеда, которого суд в 1980 году заочно приговорил к смертной казни по обвинению в 13 преступлениях (от изнасилований и воровства до убийств и каннибализма). Надо сказать, что после своего свержения Бокасса спокойно жил во Франции в собственном замке под Парижем. Но в 1986 году — после смерти братца Дако — Бокасса совершил, пожалуй, самый эксцентричный поступок в своей жизни: он добровольно вернулся в Банги, очевидно, рассчитывая, что народ вновь возведёт его на трон.
Но к власти уже пришёл генерал Андре Колингба — кстати, бывший помощник Бокассы, сыгравший в свержении босса самую решающую роль. Возможно, что именно Колингба и заманил Бокассу в страну, понимая, что только смерть «императора» станет гарантией его личного спокойствия. Так или иначе, но в аэропорту Бокасса был немедленно схвачен и отправлен в тюрьму. Суд снова приговорил свергнутого диктатора к смертной казни, которая была заменена на пожизненное заключение. Но в 1993 году людоед был амнистирован — по указу президента Потассе (бывшего министра водных ресурсов при Бокассе, в этой стране этот пост является стратегическим, как в России пост главы РАО «Газпром»). Три года спустя он скончался от инфаркта в своём поместье.
Но генерал Бозизе настоял не просто на амнистии, но на возвращении покойному людоеду всех его регалий и почестей. И о возвращении родственникам Бокассы всех конфискованных миллиардов.
— Я хочу говорить о Бокассе, — восклицал генерал. — Великий гуманист и сын нации построил нашу страну, а мы разрушили всё, что он нам оставил!
Указ Бозизе возмутил северные племена, где ещё помнили о своих вождях, съеденных «императором». В стране вспыхнул новый мятеж, после которого Бозизе сам был вынужден бежать из страны, которая оказалась поделена между десятками террористических группировок.
«Селека»
Слово Seleka на местном жаргоне санго означает «коалиция». И первоначально эта группировка действительно была союзом трёх «национально-освободительных» политических партий (CPSK- CPJP-UFDR), работавших с мусульманским электоратом на севере страны. Создал же «Селеку» полковник Хасан Аль-Хабиб, служивший ещё при Бокассе.
В то же время он был яростным противником генерала Бозизе. И, когда в столице вспыхнул мятеж, полковник Аль-Хабиб, опубликовавший в Сети «Патриотическую конвенцию о спасении страны», призвал всех мусульман к оружию.
В прессе о новой «коалиции» мусульманских партий заговорили после того, как отряды полковника Аль-Хабиба взяли штурмом христианские города Сибут, Дамара и Декоа в самом центре страны. Причём город Дамара расположен всего в часе езды от Банги.
Наступление мусульман здорово испугало и самого президента Бозизе, и его противников. Буквально через несколько дней против отрядов «Селеки» было выслано звено боевых вертолётов, которые размолотили ракетами наступавшее ополчение, вооружённое в основном допотопными французскими винтовками.
Сам же полковник Аль-Хабиб был расстрелян в обычном магазине, куда он зашёл как обычный покупатель. На выходе его встретили двое киллеров с автоматами на спортивном мотоцикле — наверное, единственном в городе. Тем не менее, расстреляв в упор полковника, убийцы спокойно скрылись от преследования в лабиринтах саманных хижин.
«Русский след» в Африке
Новым главой «Селеки» стал некий Мишель Ам-Нондокро Джотодия, которого в самой Африке все именуют «русским». И неслучайно — ещё в 70-е годы Мишель Джотодия отправился учиться в Советский Союз.
Первоначально он поступил в Учётно-кредитный техникум Госбанка СССР в Орле — ныне это Орловский банковский колледж Центрального Банка России. Затем он отправился в Москву, поступив на экономический факультет Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы.
И, надо сказать, Мишелю Джотодия настолько понравилось жить в СССР, что он решил остаться в Москве навсегда. Мишель женился на русской девушке, обзавёлся дочерью.
Но всё изменил распад СССР. В 1993 году Джотодия решил вернуться на родину, где также шли реформы президента Потассе.
В Банги Джотодия был принят с распростёртыми объятиями. Около десяти лет он работал на различных государственных постах, возглавляя налоговую инспекцию и посольство в Судане. В 2006 году он вернулся в Банги и вместе с полковником Джума Наркойо основал свою партию — «Союз демократических сил за единство» (UFDR), которая и вошла в «Селеку».
После гибели полковника Аль-Хабиба Джотодия и возглавил группировку, отдав приказ о возобновлении атак на правительственные силы.
В марте 2013 года около тысячи бойцов «Селеки» вновь подошли к столице Банги. Мешали им не столько правительственные войска, сколько миротворцы Африканского союза — несколько сотен солдат армии ЮАР, которых поддерживал единственный оставшийся в строю боевой вертолёт. После непродолжительного боя бойцы «Селеки» умудрились сбить и последний вертолёт, после чего южноафриканцы, потеряв 13 человек убитыми, решили оставить столицу ЦАР.
Напрасно Бозизе взывал к Парижу с мольбами о помощи. Конечно, поначалу французский президент Олланд грозился провести операцию «принуждения к миру» и даже отдал приказ направить в аэропорт Банги более 500 французских десантников. Но, после того, как Джотодия объявил о страстной любви ко всему французскому, о планах отказаться от контрактов с китайскими бизнесменами в пользу французских, в Париже сменили тон и заявили, что французские десантники будут находиться в аэропорту исключительно для «защиты граждан Франции и Евросоюза».
И уже через неделю Джотодия стал новым президентом страны.
Падение Банги
«Селеке» потребовалась всего лишь пара дней, чтобы взять под контроль столицу, где исламисты отметилась феерическим — даже по африканским меркам — погромом города. Грабили буквально всё — от магазинов до церквей, школ и больниц, откуда растащили даже матрасы. Разгрому подверглась и местная электростанция, в результате чего многие городские кварталы лишились света и водоснабжения. Не работала канализация.
«Селека» хозяйничала в Банги девять месяцев, за это время её жертвами стали тысячи человек.
— Мой муж ушёл на работу и не вернулся — просто исчез,— рассказывала одна из местных жительниц Одиль, официантка из отеля «Убанги». — Отца, школьного учителя, убили — пришли домой и просто расстреляли, узнав, что он христианин. А маму изнасиловали — она до сих пор не может оправиться от шока. Я с пятилетней дочкой целый месяц провела в католическом соборе, где прятались беженцы. Вы не можете себе представить, какой это ужас — спать на полу, когда по тебе ползают насекомые.
Боевики не покусились только на собственность международных организаций, потому как Джотодия предупредил полевых командиров, что это чревато разборками с французскими солдатами.
Впрочем, международная поддержка не помогла Джтодии сохранить власть в стране.Когда в разорённой столице стало совсем нечего грабить, боевики «Селеки» рассеялись по стране, разоряя и сжигая деревни, а также отжимая для себя лично — уже не для президента — алмазные копанки.
В итоге президент Олланд под давлением бизнес-структур буквально заставил Джотодия уйти в отставку.
Главарь «Селеки» уехал в соседний Бенин, где он поселился со своей новой женой Шантиль Тохуэгона. Впрочем, в просторном особняке живут и старые жены Джотодия, и его русская дочь — по собственному признанию лидера Селеки», сегодня с ним постоянно живут 24 близких родственника — в основном его жёны, дети и внуки.
«Антибалака» против джихада
После отставки Джотодия военная мощь «Селеки» стала рушиться буквально на глазах.
К тому же в стране возникло новое движение «Антибалака». То есть «Антимачете» — именно с помощью этого оружия боевики «Селеки» массово резали местных жителей христиан, основное население столицы. Собственно, ещё до воцарения президента Джотодия в пригородах столицы начали стихийно формироваться отряды самообороны, которые стали совершать «рейды возмездия» в населённые мусульманами кварталы, вымещая ненависть к боевикам на абсолютно невиновных людях.
После же ухода Джотодия межобщинные столкновения переросли в полноценную религиозную войну христиан против мусульман. Из некоторых кварталов Банги было изгнано практически всё население, тысячи человек погибли. Резня происходила по всей стране — правда, счёт убитым в отдалённых городах и префектурах никто не вёл. Поэтому все данные относительно числа жертв приблизительные — гуманитарные организации говорят о «десятках тысяч».
Мировые СМИ запестрели заголовками: в одних «Селеку» представляли не просто бандами грабителей, но «джихадистами, режущими головы христианами по приказу ИГИЛ*»; в других «Антибалака» превращалась в «исламофобских крестоносцев, устраивающих геноцид мусульман».
В итоге в 2013 году президент Олланд всё-таки был вынужден вмешаться в гуманитарную катастрофу — да и обещанного лидерами «Селеки» доступа к месторождениям урана он так и не получил. И вскоре в аэропорт Банги прибыли первые подразделения 25-го авиационного инженерного полка, а вместе с ним французские морпехи — Troupes de marine.
Началась операция «Сангарис». Увы, всё получилось совсем не так образцово-показательно, как в Тимбукту, столице Мали, где в том же году французские парашютисты в ходе операции «Сервал» сместили туарегов-исламистов, решивших организовать свой филиал ИГИЛ под названием «Азавад». Если высадка в Тимбукту стала гордостью французских генералов, то операция «Сангари» в ЦАР не задалась с самого начала.
Главным сюрпризом для тысяч прекрасно обученных и оснащённых по последнему слову техники французов стало то, что боевики «Селеки» и «Антибалаки» ничуть не испугались европейцев, а стали отстреливать и всех встречных иностранцев. Поскольку миротворцы в ответ стали стрелять по всем людям, кто был облачён в камуфляж, боевики «Селеки» и «Антибалаки» моментально перешли на сугубо гражданскую одежду, что лишь усилило общий бардак и погромы.
Конфликт не только не утих, а, напротив, разгорелся с новой силой. В итоге французы, осознав, что численность оккупационного контингента явно недостаточна, чтобы навести порядок в такой огромной стране, которая по площади превосходит Германию и Великобританию, решили сосредоточить свои усилия только на столице.
Резня затихла только к 2016 году, когда «Антибалака» вырезала или заставила бежать из «своих районов» страны значительную часть обитавших в ней мусульман.
Что будет дальше?
Сегодня ЦАР находится в состоянии полного распада.
Формально страной руководит президент Фостен-Арканж Туадера — доктор наук по математике и бывший ректор Университета Банги. Наверное, это лучший президент за всю историю страны, но только вот власть президента признаётся только в городе Банги, да и то далеко не во всех районах.
Мишель Джотодия, укрывшись в Бенине, стал главой Народного фронта возрождения Центральноафриканской Республики, боевики которого создали на территории страны отдельное не признанное никем мусульманское государство. Впрочем, несколько верных людей Джотодия — например, Махамат Усмане и Хасан Буба — вошли в состав правительства президента Туадера в качестве гарантов того, что исламисты вновь не пойдут на столицу войной.
«Селека» распалась на мелкие группы, каждая из которых контролирует мусульманские районы на севере.
Своё псевдогосударство появилась и у группировки «Антибалака», которую сейчас возглавляет Леви Якете — бывший пресс-секретарь свергнутого президента Франсуа Бозизе.
В 2013 году Якете стал и министром обороны страны — как считали французы, перераспределение полномочий в пользу боевиков-христиан поможет остановить войну. Но в прошлом году, после того как лидер «Антибалаки» попал в чёрный список ООН как международный преступник, президент Туадера уволил Леви Якете с поста министра обороны. В ответ «Антибалака» отказалась подчиняться центральному руководству страны, которое заняло явно промусульманскую позицию.
Впрочем, на тлеющей войне эти политические интриги не отразились никак.
И такое положение устраивает, похоже, всех главных игроков, стоящих за конфликтом между «Селекой» и «Антибалакой». Но самое главное — распад государства вполне устраивает французские и китайские корпорации, которые за последнее десятилетия взяли под свой полный контроль месторождения урана и других полезных ископаемых.
Ведь это же не бизнес, а настоящая мечта: надо только отстёгивать долю от прибыли местному полевому командиру — и больше не нужно платить налогов в бюджет страны, не нужно заботиться о соблюдении экологических норм и законов, не требуется и договариваться с профсоюзами, ведь, если потребуется, местные полевые командиры обратят в рабство всё население соседних деревень и загонят их работать в шахты.
* Деятельность террористической организации запрещена в России по решению Верховного суда.Источник материала

0

Комментариев нет

Присоединиться к разговору

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также
В США предъявили обвинения 35-летнему Прабхе Рамамурти за то, что он раздел спящую пассажирку на
Суд Речицкого района Белоруссии приговорил к 14 годам колонии педофила, который в течение нескольких лет
В Махачкале Советский районный суд постановил взять под арест на два месяца главу Территориального фонда
Сегодня 67-летний житель Москвы застрелил свою бывшую жену. Экс-супруг пришёл рано утром к дому своей
Не успели москвичи прийти в себя после жестокого убийства в микрорайоне Гольяново, где 40-летний ревнивец
СУ СК РФ по Сахалину возбудило уголовное дело по факту обрушения стены здания бывшего целлюлозно-бумажного
Тереза Бурки развелась с мужем и осталась с тремя детьми совершенно одна. После этого отношения
Подозреваемому по делу о наезде на людей возле парламента Великобритании предъявлены обвинения в покушении на